Союз Бумажных Оптовиков

Бумага наносит ответный удар

Защищая книги, почту и долларовые банкноты...

Скомкайте ее, намочите, спрячьте на душном чердаке, или бросьте в мусорную яму – все равно бумага может вернуться к жизни. Она и сейчас это делает, пережив град ударов от защитников окружающей среды, Интернета, и унылой экономики.

Предлагаем вашему вниманию увлекательную статью Деборы Забаренко (Deborah Zabarenko). Впервые она была опубликована в журнале «Scientific American».

Защитники бумаги сплотились в оппозиции, упирая на то, что долларовые банкноты предпочтительнее монет, обычная почта надежно защищает от хакеров, а книги с перелистываемыми страницами более долговечны, чем цифровые форматы. Даже некоторые возражение борцов за экологию они обратили в свою пользу, так как компании-производители сотрудничают с «зелеными» в развитии вторичной переработки бумаги и устойчивого лесопользования.

«Существует некое стремление демонизировать бумагу: она старомодна, неэкономична, неэффективна», – говорит Льюис Фикс (Lewis Fix), вице-президент корпорации-производителя бумаги Domtar, начавшей в сети кампанию, направленную на перестройку рынка этого продукта с 2000-летней историей, и делая упор на эмоциональную составляющую использования бумаги.

«Бумага – экологически чистый, восстанавливаемый, основанный на растительном сырье продукт, который множеством способов связывает нас с главными вещами в жизни», – провозглашается на домашней страничке сайта Paperbecause. «Великие идеи зарождались на бумаге. Мир развивается с помощью изложенного на бумаге. Образование коммерческих предприятий регистрируется на бумаге. На бумаге признаются в любви».

К этой кампании приобщен даже кое-кто из тех, кто уверен, что мир станет лучше, если люди будут использовать меньше бумаги. Аллен Хершковиц (Allen Hershkowitz) любит журналы, книги и газеты, но, в качестве старшего научного сотрудника в Национальном совете по охране природных ресурсов, в течение двух последних десятилетий много времени посвящает попыткам добиться более эффективного, и менее вредного для окружающей среды, использования бумаги.

Он выступает не против собственно бумаги, а против того, что потребители в США используют ее слишком много: 330 кг на человека в год (и это данные десятилетней давности!). По его словам, это более чем в два раза превышает потребление бумаги в Европе - 115 кг на человека в год – и почти в семь раз больше среднемирового уровня в 55 кг. Потребители в Китае и Индии использую примерно одну десятую от того, что используют американцы», – говорит Хершковиц. Во всем мире, после того, как в период между 1950 и 1990 годами население земли выросло в два раза, произошло шестикратное увеличение потребления бумаги, от 46 до 300 миллионов тонн. По прогнозам Организации экономического содействия и развития, производство бумаги между 1995 и 2020 годами в целом вырастет на 77%, а в развивающихся странах – на 170%. Хершковиц заявляет, что появление офисных компьютеров и так называемого безбумажного делопроизводства в 1975 году мало что сделало для замедления этого роста. Вполне вероятно, что возможность печатать документы, создаваемые на компьютерах, вызывает обратный эффект.

В США использование бумаги, главным образом, связано с упаковкой и гигиенической продукцией, такой, как туалетная бумага, косметические салфетки, бумажные полотенца, и подгузники. В производстве части из них используется бумага из древесной массы, а не из утилизированной макулатуры, и Хершковиц считает, что это нужно менять. «Следует ли нам производить туалетную бумагу, продукт, которым мы пользуемся три секунды, из бревен, лесов, которые, в ряде случаев, существовали сотни лет?», – вопрошает Хершковиц. Переработка древесины требует большого расхода воды и энергии, создает атмосферные загрязнители, твердые отходы, и истощает леса, поэтому снижение потребления бумаги было бы «весьма выгодно для экологии».

Но Хершковиц не считает, что бумага исчезнет. «Обойдемся ли мы без бумаги?» – задается он вопросом. «Нет. Цивилизация имеет свою цену». Бумага является одним из самых утилизируемых продуктов среди всех существующих сегодня, и 66% ее возвращается в повторную переработку. Это больше, чем 35% - степень рециркуляции бумаги в 1990 году, по сообщению Марка Питтса (Mark Pitts) из Американской ассоциации лесной и бумажной промышленности (American Forest & Paper Association, AF&PA). По его словам, большая часть этого изготовленного из вторичного сырья материала экспортируется в Китай, обладающий огромными мощностями для производства бумаги, но имеющий мало лесов для обеспечения их работы. Китайцы используют волокно, получаемое из американских бумажных отходов, для производства бумажной продукции, которая затем продается в Соединенных Штатах. «Тот факт, что бумажные отходы перерабатываются здесь, продаются туда, используются для производства бумаги там, и опять продается сюда в виде книг или тетрадей…. по конкурентоспособной цене, просто показывает вам, что стоимостная структура для производства в других странах отличается от существующей здесь», – говорит Питтс..

Производящие бумагу компании ежегодно зарабатывают порядка 400 млрд. долларов, по данным RISI, организации, отслеживающей международную лесобумажную индустрию. Мировой спрос на бумагу в 2011 году составил 400 млн. тонн. В США в 2011 году спрос составлял в стоимостном выражении примерно 72 млрд. долларов (или 72 млн. в метрических тоннах). Из этого на емкости из тарного картона (разновидность коробок из гофрокартона, используемых для транспортировки) приходилось 25,8 млн. метрических тонн, на печатную и писчую бумагу в разных видах – 20,6 млн. метрических тонн. На упаковку, за исключением тарного картона (например, на картонную коробку для упаковки сыпучих продуктов и бумагу, используемую в мешках с кормами для домашних животных) пришлось 14 млн. тонн, а на сектор тиссью – 7,6 млн. тонн. На последнем месте находилась газетная бумага, с 4,3 млн. тонн.

«Объемы, используемые для упаковки, огромны, и они (как и объемы бумаги для СГИ) растут», – говорит Джон Мэйн (John Maine) из RISI. Спрос на печатную, писчую, а также газетную бумагу, снижается, при этом нужда в последней составляет примерно одну треть от приходящегося на 1999 год пика потребления. Не случайно, в 1999 начался бум электронной торговли, и даже после того, как информационно-технологический пузырь лопнул в 2000-м (крах на рынке информационных технологий – прим. перев.), интернет-коммерция и интерактивная связь продолжали набирать висты. Это привело к продолжающемуся и сегодня спаду в производстве газет и в традиционном почтовом сообщении.

«Без сомнения, электронная почта и компьютеры меняют методы ведения бизнеса, – говорит Джойс Кэрриер (Joyce Carrier), занимающаяся планированием рекламы и СМИ в Почтовой службе США. – Но заказные письма, личная корреспонденция – все это прекратилось с появлением телефонов, а не E-mail». Кэрриер отмечает различие в отношении бизнеса и клиентуры к почте: 30% коммерческих предприятий считают, что клиент не желает получать сообщения по обычной почте, в то время, как 60% клиентов заявляют, что получать почту хотят. Недавняя телевизионная реклама почтовой службы позиционирует почту, как более безопасный для бизнеса вид сообщений, чем связь в интернете. «Холодильник никогда не взламывали», – говорит диктор, в то время как женщина в кадре приклеивает лентой документ к своему холодильнику. «Компьютерный вирус никогда не атаковал пробковую плиту. Обеспечьте своим клиентам чувство еще большей безопасности, с помощью выписки или счета, напечатанных на бумаге».

Долларовая банкнота не имеет иммунитета от нападений. В октябре прошлого года, член Палаты представителей Дэвид Швайкерт (David Schweikert ) внес на рассмотрение проект Закона об оптимизации валюты, инновациях, и системе национальных сбережений, направленного на популяризацию металлических денег и, в конечном счете, вывод бумажных банкнот из обращения. Даг Крэйн (Doug Crane) отнесся к этому вызову серьезно. Будучи вице-президентом компании Crane & Co., с 1879 года производящей бумагу для американских денежных банкнот, Крэйн помог создать борющуюся за бумажные деньги организацию Americans for George («Американцы за Джорджа» – имеется в виду 1-долларовая банкнота, на которой изображен Джордж Вашингтон – прим. перев.), утверждающую, что американцы не привыкли к современным металлическим долларам, впервые выпущенным в 1979 году, и что переход от банкнот к монетам обойдется дорого. Кроме того, по словам этого бумажного бизнесмена в восьмом поколении, американцы любят бумажные деньги. «В банкноте есть качества, делающие ее привлекательной, – говорит Крэйн. – В ней не используется электроника, поэтому, заглянув в кошелек, ты видишь, сколько там денег».

Еще один выбор, который делают все больше американцев – чтение в электронном виде вместо чтения на бумаге. Но, согласно Гринпис, даже чтение и хранение материалов он-лайн в глобальной сети требует затрат на охрану окружающей среды. «Облачные вычисления» (Cloud Computing) требуют дополнительной электроэнергии, значительная часть которой производится из угля, выделяющего при сжигании парниковый газ – двуокись углерода. Гринпис хочет, чтобы высокотехнологичные компании переходили на использование возобновляемой энергии. Если «облачные» сервисы перейдут на экологически чистую энергию, переживающая расцвет Интернет-революция может способствовать быстрейшему наступлению революции чистой энергии, которую нужная для всего земного шара», – сообщил по электронной почте представитель Гринпис Дэвид Померанц (David Pomerantz ).

«Но чтение электронных книг не значит, что бумажные исчезнут», – говорит Николас Басбейнс (Nicholas Basbanes), автор «Благородного сумасшествия», эссе о коллекционирования книг и приходе «бумажных носителей». «Люди предсказывали конец книгам многие, многие годы, – говорит Басбейнс. – Я, безусловно, не вижу их исчезновения в обозримом будущем».

Тимоти Барретт (Timothy Barrett), бенефициарий программы «Гений» Фонда МакАртура, изготовляющий приправки под клише для таких документов, как Декларация Независимости в Национальном Архиве, считает книги жизненно важной поддержкой для цифровых записей. «В части отношения к бумаге, мы говорим о ее постоянстве, стабильности, о том, как долго она живет, – заявил Барретт во время телефонного звонка из Центра Книг Университета Айовы. – Психологически бумага символизирует устойчивость, а цифровые форматы постоянно меняются». Есть и дополнительное преимущество : если подача электроэнергии прервется, книгу все равно можно читать. «Ваш iPad отключится, – говорит Барретт, – но «Гекльберри Финн» всегда будет с вами. Если даже вы храните эту книгу в сыром подвале, и она основательно заплесневеет, ее можно высушить, и она по-прежнему будет рядом».

Статью предоставил: Винс Коллинз (Vince Collins)
Июнь 2012

СОЮЗ БУМАЖНЫХ ОПТОВИКОВ (ранее Содружество бумажных оптовиков)

Союз бумажных оптовиков

Лесной форум Гринпис России

Каталог типографий. Офсетная и цифровая печать. Сувениры и упаковка

Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
Система Orphus
Или выделите текст, и нажмите кнопку ниже: